Неожиданное заявление, прозвучавшее из Кремля о том, что власть нуждается в критике, разделило общество на тех, кто считает это высказывание неприкрытым пиаром, очередными попытками «подкорректировать» собственный имидж, и на тех, кто искренне верит в то, что власть готова меняться, может и хочет идти навстречу ожиданиям общества.
Этажи власти разнятся не только рангом и своими возможностями, но и по доступности государственных чиновников, готовых отвечать на острые вопросы.
Владимир Семёнов, глава Нефтеюганского района известен широкой аудитории и журналистам, как человек, всегда готовый откровенно высказать свою точку зрения, дать комментарии по самым злободневным проблемам.

Корреспондент. Кремль, судя по всему, создаёт очередную площадку для диалога между властью и обществом. Теперь это доверенные лица. В Интернет-сообществе расценили это как сигнал сверху — дескать, для того чтобы критиковать высшую власть необходимо иметь некий мандат доверия. Согласны?

Владимир Семёнов. Я могу лишь высказать собственное видение. Нынешняя власть никогда не была вне критики. Ни парламентские партии, ни премьер-министр, ни Президент. Политическая власть в стране постоянно находится в центре внимания СМИ, блогосферы, общественных организаций. Посмотрите о чем и как пишут в социальных сетях, в Твиттере, в изданиях оппозиционного толка. О персонах и власти в целом выплёскиваются потоки сознания, и прямо скажем, без особой щепетильности. Именно в таких условиях возникает хаос оценок. За резкостью и эмоциональностью суждений, а иногда просто за словесным хулиганством и неумеренным графоманством, теряется суть проблемы. Ведь известно, громче всех кричат люди, от которых взвешенных и объективных оценок ждать не приходится.
Даже внимательно анализируя форумы и микроблоги по конкретной тематике, не получишь средневзвешенной объективной картины. Поэтому, когда пресс-секретарь Президента страны говорит о том, что Путин нуждается в критике со стороны людей, которым он доверяет — я в этом вижу единственный сигнал — речь идёт лишь об эффективности двустороннего общения власти с народом. Владимир Путин заинтересован в оптимизации этого процесса. Я это так понимаю. Должна быть взвешенная экспертная оценка всего происходящего. Да, независимая от аппаратных структур, даже в обход конкретных чиновников, в чьи обязанности входит докладывать президенту о «средней температуре по палате».
Тот же Дмитрий Песков совершенно резонно замечает — дабы иметь возможность критиковать, нужно «понимать и знать». Не хочется в сотый раз повторять набившую оскомину истину о конструктивной критике.
Прошу прощения за сравнение, масштаб несоизмерим, но даже я, как руководитель территории, кровно заинтересован в том, чтобы моя деятельность, а так же всё, что делают люди моего аппарата, всего управленческого комплекса Нефтеюганского района, имели оперативную оценку со стороны тех, для кого мы работаем.

Кор. Создаётся впечатление, что власть сознательно меняет акценты в оценках протестного движения, утверждая, например, что на Болотную выходили «сытые» люди «с маленькими проблемами». Вам не кажется, что это попытка снизить остроту московских протестов, придав им чуть ли не бытовой, а вовсе не политический характер?

В. Семёнов. Из тех же кабинетов что-то говорилось о том, что всякая государственная структура, любая чиновничья машина не успевает за стремительно изменяющимися реалиями. Поэтому необходим диалог со всеми слоями общества. Ну что же мы-то с вами топчемся на одном месте? Болотная была не вчера, и не позавчера, надо двигаться дальше. Для меня гораздо важнее, что помимо разговоров, нынешние политическое руководство страны продемонстрировало политическую волю — все декларации о свободах и недостатках, в частности о борьбе с коррупцией, которые стали общим местом в последние годы, все эти высказывания зиждутся на конкретных делах. За словами стоит огромная работа: депутаты Госдумы зашевелились после отставок и лишения мандатов за то, что долгие годы у нас не то чтобы не наказывали, просто не замечали — личный бизнес, не декларированные доходы, купленные диссертации. Отставка губернаторов, уголовное расследование деятельности бывших руководителей субъектов федерации, и наконец, расследование деятельности самого закрытого ведомства — военного. Всё это примеры того, что общество выздоравливает, примеры того, что власть слышит и реагирует на все меседжи, откуда бы они не приходили —с Болотной, от оппозиции, от Народного фронта, из общественных приёмных и общественных советов, теперь —от доверенных лиц.
Это не ящик Пандоры, открыв который, представители высших эшелонов власти рискуют услышать жёсткую критику в свой адрес. Это мощный информационный канал. Я, в отличие от вас, не вижу никакой работы идеологов, целью которых был бы «перевод стрелок» — формирование представления о том, что протесты были «случайными». Власть анализирует и суммирует всё, что пытались донести до высшего руководства демонстранты, всё, что говорят различные крайние с разных сторон.
Еще раз повторяю, идёт формирование очень мощного информационного механизма, задача которого — живой диалог власти и рядовых граждан.
Думаю, аналогов столь демократического устройства нет ни в одной стране мира.
Если справедливо проанализировать все рычаги влияния на власть со стороны избирателей, мы получим очень современный многоступенчатый механизм, который вполне может стать образцом для более молодых демократий…Хотя, уж куда моложе, кажется вчера ещё шатало нас из стороны в сторону… Лишь бы все это исправно работало, не буксовало.
Вот о чем надо говорить! От открытого правительства до Народного фронта и доверенных лиц. Как видите, идёт постоянная работа по совершенствованию демократического устройства общества и государства. Поверьте, если бы не было этой работы, если бы местные руководители не чувствовали постоянных усилий власти, направленных на то, чтобы каждый человек был услышан, я бы имел право в этом интервью обнародовать другую точку зрения. Я максимально объективен.

Кор. Но ведь, помимо прямых каналов, администрация президента может получать информацию о чаяниях людей из соцопросов и исследований. Имеет ли смысл создавать огромную сеть доверенных лиц из лояльных к Кремлю людей для тех же целей?

Владимир Семёнов. Уверяю вас, если бы сегодня не было столь больших усилий по созданию общественных институтов влияния на власть, ваш вопрос звучал бы упреком: мол, почему так мало желания услышать народ.
Эта работа началась не сегодня и не вчера. Если говорить только о Нефтеюганском районе, могу сказать, что в рамках реализации Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации, о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» у нас в районе работает телефонная линия «Прямой диалог». Каждый человек может не только узнать все, что его интересует, но и высказать свою оценку, работы органов местных муниципалитетов в том числе недовольство. И он будет услышан, будут приняты меры.
В администрации составлен, утверждён и жёстко исполняется график выездов специалистов в поселения, где они проводят консультации по вопросам получения государственных и муниципальных услуг. Это краеугольный вопрос диалога власти и граждан: знание правил игры — что человек может получить, а что обязан иметь, как житель нашей территории. Это тоже основы демократии.
Рассказывать гражданам об их правах, своевременно информировать население о том, что происходит в администрации района и Округа — такую задачу поставила губернатор Югры Наталья Комарова перед руководителями муниципалитетов округа. Не устаю повторять у себя в районе — одним из важнейших направлений любого руководителя, всякого столоначальника, является работа с конкретными людьми. Не совещания и отчёты, а живой диалог. Эффективное взаимодействие власти и жителей напрямую зависит от конструктивного диалога.
В последние годы основными целями государственной, а следовательно и муниципальной политики, если говорить об общественном устройстве, стало развитие социальной активности населения. Для этих целей созданы и успешно работает ряд общественных организаций, такие как региональное отделение Всероссийского совета местного самоуправления, у нас в районе действует Молодёжный парламент, работает Общественный совет при главе района, есть Общественн¬ые советы при главах поселений, в Округе — Ассоциация муниципальных образованийХанты-Мансийского автономного округа — Югры. В целом же, только на территории Нефтеюганского района осуществляют свою деятельность около 40 общественных объединений и организаций.

Кор. Как руководитель территории, знаете ли Вы о фактах противодействия открытой критики в адрес администрации Нефтеюганского района?

Владимир Семёнов. В этой связи, хочу напомнить недавнюю встречу пресс-секретаря Президента Дмитрия Пескова с доверенными лицами Владимира Путина. Обращаясь к ним, он признал, что даже Путин «не идеален» и призвал высказывать в его адрес конструктивную критику.
Можно ли сегодня в принципе заставить замолчать тех, кто недоволен? Вот вы, как журналист, представляете информационное издание, которое читают тысячи людей, каждый из них может оставить комментарии на это интервью, высказаться открыто. У каждого, кто имеет выход в Интернет, сегодня есть возможность сказать что угодно и про кого угодно. На огромную аудиторию. Я повторю ещё раз: любой руководитель заинтересован в трезвой оценке своей работы, это нормальная составляющая эффективного управления. Тем более, если речь идёт о целом государстве. Власть, которая не слышит, а тем более запрещает критику в свой адрес — нежизнеспособна. Это большая опасность, и прежде всего — для самой власти, она балансирует на крутой лестнице, рискует скатиться к диктатуре.

Вопросы задавал Антон Хуторян.

Print Friendly, PDF & Email