Прилипнув к листочку, гусеница с интересом наблюдала,
как насекомые пели, прыгали, скакали, бегали наперегонки,
летали… Все вокруг было в постоянном движении. И лишь
одной ей, бедняге, отказано было в голосе и не дано ни бегать,
ни летать. С превеликим трудом она могла только ползать.
И пока гусеница неуклюже перебиралась с одного листка
на другой, ей казалось, что она совершает кругосветное
путешествие. И все же она не сетовала на судьбу и никому
не завидовала, сознавая, что каждый должен заниматься своим
делом. Вот и ей, гусенице, предстояло научиться ткать тонкие
шёлковые нити, чтобы из них свить для себя прочный домик-кокон.
Без лишних рассуждений гусеница старательно принялась за
работу и к нужному сроку оказалась укутанной с ног до головы
в тёплый кокон.
— А дальше что? — спросила она, отрезанная в своём укрытии
от остального мира.
— Всему свой черёд! — послышалось ей в ответ. — Наберись немного
терпения, а там увидишь.
Когда настала пора и она очнулась, то уже не была прежней
неповоротливой гусеницей. Ловко высвободившись из кокона,
она с удивлением заметила, что у неё отросли лёгкие крылышки,
щедро раскрашенные в яркие цвета. Весело взмахнув ими, она,
словно пушок, вспорхнула с листка и полетела, растворившись в
голубой дымке.

Рисунок Виктории Тимоновой, 9 лет, Зеленодольск

Print Friendly, PDF & Email