Вопрос «Что такое Мадейра?» у меня вызывает страх. Страх пустозвонства стереотипов («остров вечной весны», «живописнейший уголок в Атлантике»…), увести вопрошающего в такие дали, куда ни Макар телят не гонял, ни капитан Жуан Зарку не плавал. Ну, вы знаете: «…Ах, это Европа, там такие милые маленькие улочки, такие рыбные ресторанчики, так чудесно пахнет свежим хлебом (кофе)…” Тьфу!

Так вот, Мадейра — это остров. Ну да, в Атлантическом океане, а где ему еще быть — не в море ж Лаптевых? Португальский и маленький. То есть совсем. Если вдоль-то это как от Нефтеюганска до Пойковского, а если ехать поперек-то это в два раза меньше. Главное при езде по острову иметь хорошие тормоза, очень уж быстро остров заканчивается.

А с «вечной весной» незадача — на острове скорее осень вне зависимости от реального времени. Ранняя. Все растёт, все плодоносит… и увядает по классику: «…печальная элегия заброшенных парков и усадеб…»? В роли «заброшенных парков и усадеб» развалившиеся беседки и старые набережные в состоянии первой стадии раскопок кносского дворца…

Нет, не подумайте ничего плохого. С европейским лоском и буржуйским шиком в центре все в порядке. Я про стереотипы. А поизносившаяся местами инфраструктура лично для меня добавляет очарование месту, как спирт добавляет пикантной крепости сладкой мальвазии в одноимённом с островом напитке.

А еще Мадейра — это облака. Пояс облачности очень низкий. В гипотетическом диалоге «Дорогая, пойду в погреб, в огород, за малосольными огурцами… — Только не потеряйся в облаке, дорогой…» самое фантастическое для Мадейры — это малосольные огурцы… В горных деревнях облака — это обыденность, вроде старого комода, который настолько древний, что его перестали замечать. В облако можно даже въехать на машине. И, блин, даже выехать оттуда. Выбрался себе потихоньку из облака и отправился дальше. А если тебе Гефест или еще какая лимита олимпийская на колеснице встретится, так это ничаво, лишь бы правила соблюдали.

Только здесь облака не похожи на «белогривые коняшки». Совсем. Облака, плывущие в горных распадках, похожи на огромные океанские лайнеры, входящие на внутренний рейд гостеприимной бухты. А «белогривые коняшки» — это скорее про нашу футбольную сборную.

Езда в машине в облаках настраивают тебя на детско-восторженный лад. Кто не мечтал в детстве походить по облакам? Можешь выскочить из машины и пойти по ним прогуляться. А если грехи к земле тянут, можешь хотя бы потрогать облако рукой, а там хочешь — попробовать полизать его, как московское эскимо. «…Ты где? Да на Мадейре. А чего там делаешь? Да вот — облака рукой трогаю…».

Заехать за дорожный поворот на Мадейре — это все равно как потрясти калейдоскоп, никогда не знаешь, что увидишь, в какую фантастичную картинку сложится новый пазл. Может, это будет просто очередное облако, зацепившееся за дорожный знак «обгон запрещен». Или реликтовый лес, в котором сосновые шишки вырастают до размеров головы двухлетнего ребёнка и в котором пахнет, как в лавке пряностей.

А может, это будет обычный с виду океанский пляж, да только песок на нем будет чёрный, как будто кто-то из гигантской печки рассыпал золу по всему пляжу. Или откроется совершенно «марсианская» бухта без клочка зелени, зато скалы здесь будут красоваться всеми цветами радуги, словно над их внешним видом долго трудилась община художников-хиппи.

А ещё Мадейра — это Океан. Просто Океан. Без приставок и околичностей, эпитетов и полутонов. Океан — неизмеримый и настоящий. И кажется, стоит закрыть глаза — и услышишь «…шипение водяной пены, свист ветра в такелаже, приглушённый гул вибрирующей парусины, короткие слова команды, свистки боцманов и протяжные припевки матросов, перебрасывающих реи на противоположный галс…».

Я не услышал, хотя пытался. Может, вам повезёт?

Print Friendly, PDF & Email