После долгого затишья в прессе появилось сразу несколько сообщений об изъятии детей у российских матерей в Финляндии.

Во вторник стало известно о том, что власти Финляндии отобрали дочь и сына у россиянки Альбины Касаткиной, которая воспитывала детей одна после развода с мужем-индонезийцем. При этом, по ее словам, основанием для такого решения стал донос новой жены ее экс-супруга, которая заявила социальным службам, будто Касаткина бьет своих детей. По словам Касаткиной, шестилетний сын Лукас и пятилетняя дочь Вивиан сейчас временно отданы в приемную семью. Матери разрешено встречаться с ними раз в месяц в присутствии соцработников.

Накануне в прессе появились сведения об аналогичном случае: местные органы опеки отобрали детей у гражданки России Анастасии Завгородней, проживающей в финском городе Ванта.

Последние случаи стали основанием для доклада, который уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов направил главе государства.

Комментарии П. Астахова по поводу осеннего всплеска активности финской ювенальной юстиции:

“Ситуация, на мой взгляд, достаточно дикая, потому что социальные службы знали семью Альбины Касаткиной, они были вхожи в ее дом по той причине, что она является матерью-одиночкой. Она нуждалась в социальной помощи и защите. Зная ситуацию, бывая в ее доме, представители соцслужб оставались с ее детьми, когда ей нужно было отлучиться по делам.

Но как только появился сигнал, а точнее донос в отношении Альбины, что якобы она применяет физическую силу к детям, детей забрали полицейские прямо из детского садика. А ей позвонили хорошо знакомые работники соцслужбы и сказали: «Ваших детей изъяли, не беспокойтесь, они будут сейчас находиться в приюте, а потом в приемную семью пойдут». И поводом стал, как она узнала, звонок новой жены ее бывшего мужа.

Потом у Альбины состоялась встреча с сыном в присутствии психолога и работников социальных служб. Есть видеозапись, и на этой записи видно, что на ребенка давит психолог, причем разговор идет на финском языке, и запуганный ребенок, под давлением практически, говорит, что да, дескать, мама его шлепала. Этого социальная служба считает достаточным для того, чтобы изъять обоих детей. Через месяц состоится новая встреча, где, если опять ребенок будет утверждать подобное, будет поставлен вопрос о лишении Касаткиной родительских прав.

Альбине мы оказываем консультационную помощь. Наша рекомендация – обращаться в суд. Пока идет обращение в суд, выполнять все требования социальной службы, пусть даже и чрезмерные, чтобы не создавать каких-то новых проблем. И, конечно, политическая сторона – Россия через свои дипломатические, консульские учреждения добивается внятного ответа от социальных служб, как по делу Завгородней, так и по делу Касаткиной.

Нас возмущает то, что непонятно, почему по первому звонку, без проверки, изымаются русские дети. При этом мы не считаем совпадением, что на сайте министерства здравоохранения Финляндии вывешена национальная государственная программа противодействия жестокому обращению с детьми, где черным по белому написано, что в России поощряется телесное наказание для детей – и дальше уже в комментариях делается вывод о том, что надо перевоспитывать русских родителей. Вот что возмущает нас с политической точки зрения.

Если уж посмотреть на почти 20 тыс. изъятых детей в Финляндии, то абсолютное большинство из них – финские дети. Это же не повод сказать, что в финских семьях практикуется жестокое обращение и все они склонны к домашнему насилию. Почему же о русских государственное ведомство пишет так, обвиняет и оскорбляет всех русских и Россию?

Вот об этом я сегодня передал доклад Владимиру Путину со своим видением ситуации. Поэтому, если финские власти не изменят своего отношения, если они не объяснят его причины, если они не извинятся за эти антирусские высказывания на своих сайтах, тогда нужно говорить прямо, что если они считают, что русские родители опасны для русских детей, тогда мы будем говорить, что Финляндия и жизнь в Финляндии опасна для русских семей”.

“У нас наверняка много экономических интересов, мы забываем, что много туристов российских, особенно из северо-западного региона, едут в Финляндию. Значит, надо говорить о том, что Финляндия не рекомендуется для туристических поездок, для выезда на учебу, для ведения бизнеса и т.д. – в форме рекомендаций. Это могут делать и общественные организации. Необязательно, чтобы это была инициатива руководства страны. Это самые легкие экономические меры. Но если нас не будут слушать, если сегодня МИДу отказали вообще в предоставлении любой информации по этому делу, то о каких цивилизованных отношениях между странами можно говорить?”

Print Friendly