ЕРМАКИНФО. Первая половина мая выдалась в России довольно теплая, если не сказать – горячая. И не только из-за показателей температурного столбика, но и с точки зрения внутриполитического накала. Вступление в должность нового президента происходило на фоне продолжающейся активности москвичей. А какие настроения царят в стране? Вопрос, на который коротко и односложно не может ответить никто.
Не так давно видный французский политик сказал по одному из наших центральных телеканалов: неужели Россия занимает одну шестую часть суши? Если судить по вашим новостям – жизнь обнаружена только в одном городе – Москве.
Недавно наш клуб экспертов по вопросам развития общества пополнился еще одним интересным публицистом, который взял на себя смелость отвечать на острые вопросы журналистов.
О том, какие сегодня социальные процессы видятся наиболее актуальными из самого сердца России – из сибирской глубинки, рассуждает глава Нефтеюганского района Владимир Семёнов.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Владимир Николаевич, произошла смена Президента. В России власть всегда была очень персонализирована, поэтому недооценивать этот факт нельзя, вы как руководитель знаковой территории, ощущаете перемены, связанные с возвращением Владимира Путина.

СЕМЁНОВ. Никакой кардинальной смены приоритетов не произошло и не предвидится, Владимир Путин и Дмитрий Медведев – приверженцы одного курса. Напомню, их союз называли тандемом, какие еще требуются разъяснения? Поэтому глупо ожидать фундаментальных перемен, однако корректировка, уточнение принципов, смена рычагов, ну и, разумеется, кабинета министров – грядут непременно.

КОР. Но ведь общество меняется, поэтому и власть должна идти в ногу со временем, подстраиваться под новые реалии…

СЕМЁНОВ. Возразить трудно. Власть должна меняться. На эту тему я могу рассуждать отвлеченно, как простой гражданин, а не как эксперт или человек знающий что-то, чего не знает всякий, кто читает газеты и смотрит телевизор. Но если смотреть в корень, я вас разочарую, мне за многие годы набило оскомину формулировка «ожидание перемен». Это очень инфантильная формула. Любые перемены – результат усилий.
Любое движение – это хорошо, а усилия – философия определяет как прогресс. Поэтому лично мое отношение к переменам однозначное: они к лучшему. Скучнее приснопамятных времен застоя и представить невозможно. Но общество должно находиться в динамическом равновесии. Сегодня никому не понравятся мои слова о том, что любая ожесточенная оппозиция – всегда деструктивна для общества. Оппозиция полезна тогда, когда находится не в жесткой конфронтации по отношению к власти, а в постоянной полемике. Диалог лучше драки.

КОР. Вы говорите о том, что демократические преобразования – это забота власти. Выходит, все изменения должны происходить сверху?

СЕМЁНОВ. Можете меня записать в «охранители» и «ретрограды», но еще в недавнем прошлом, будучи бизнесменом, я всегда придерживался одного очень простого принципа: конфликты и ультиматумы – это тупик. Всегда можно и нужно договариваться. И кстати, эта тактика меня не подводила.
Выходить на проезжую часть с лозунгами – эта крайняя мера, это своего рода признание собственной слабости. Да – да, не надо удивляться. Поясню.
Многие, очень многие стучатся в открытую дверь.
Дело в том, что у нас в обществе мало кто знает в полном объеме свои гражданские права и социальные возможности! И это грустно. Еще более печально то, что я вижу много спекуляций на этом поголовном невежестве. Например, кто-то из лидеров протестующих говорит о том, что мы лишены возможности влиять на власть, что законы и правовые нормы носят карательный характер… И люди слушают и самое неприятное – поддаются на эти вызовы. Но ведь никто не говорит на этих полустихийных собраниях, что нам, гражданам России, Конституцией и законами даны права, которым позавидуют европеец, а тем более американец. Не думаю, что на этих митингах кто-то говорит, что любая правовая норма – это сложнейший и тонко настроенный механизм, который должен работать, учитывая сотни и тысячи входящих: он должен согласовываться с актами разных уровней, пройти антикоррупционную экспертизу, должна быть выработана система соподчинения до конкретных исполнителей, учтена специфика, иметь процессуальный механизм, строку расходов в бюджете, и много еще чего. То есть, представляете, что такое норма закона? Это не просто словесная формула, что-то регулирующая, это сложнейший и многогранный комплекс. Зачастую то, что критикуется лидерами демонстрантов – на самом деле единственно разумная в данный конкретный момент времени формула общественного договора.
Возвращаясь к протестам: если б была создана примирительная комиссия по всем разумных требованиям протестующих, то уверен, как только сели бы за стол переговоров, очень быстро бы нашлись решения. Зачем топтаться на площадях и проспектах, когда есть юристы? Когда созданы механизмы защиты прав, прописаны процедуры влияния на начальника любого уровня. Когда, на худой конец, существуют суды разных инстанций…

КОР. Почему на Ваш взгляд в регионах, и в вашем районе в частности, так спокойно, если не сказать равнодушно, наблюдают за протестами в Москве и Санкт-Петербурге?

СЕМЁНОВ. Сравнивать регионы столь большой страны трудно, для этого нужен другой уровень информированности, могу говорить только о Нефтеюганском районе.
Мне кажется в небольших городах, районах, где администрация ближе, человеку проще ориентироваться – получить информацию о том, каким образом он может стать участником социальной программы, как можно получить конкретную помощь, ему легче достучаться до главы территории, и так далее. Наши районные комитеты, главы поселений гораздо лучше знают нужды людей, знают круг проблем и первоочередных задач. Я всегда требовал, чтобы глава любого поселка общался с жителями не только в часы приема. Жители должны знать не только бюджеты, но и как расходуются деньги. Должны влиять на этот процесс. Это наше естественное преимущество перед мегаполисами.
Спросите, кто из рядовых жителей знает все региональные социальные программы? Уверен – в небольших городах и районах жители осведомлены в более полном объеме.
Возможно, людям огромного города невдомек, что они защищены гораздо лучше, чем они хотят добиться путем протестов? Достаточно посмотреть на очень гибкую и глубоко эшелонированную систему социальных гарантий, чтобы понять: для тех, кто готов производить реальные товары и услуги, создавать прибавочную стоимость, иметь большие семьи, много детей, учиться и работать на благо субъекта Федерации или страны в целом – есть масса возможностей получить поддержку государства. Кроме того, создана эффективная система, которая не только поощряет частных инвесторов, но зачастую обязывает частный капитал поддерживать молодых специалистов, малый бизнес, всех инициативных людей, которые нуждаются, допустим, в кредитах. И все эти под гарантии государства.
Но в то же время, это не значит, что кто-то будет стучаться к вам в дверь с вопросом: простите, не вы ли строите дом? А почему же тогда не оформляете налоговые вычеты? Зачем платите в полном объеме за питание ребенка, если имеете права на льготы? Почему, вы, как пенсионер не получаете ежегодную бесплатную путевку, а вы как ветеран войны, почему до сих пор не получили автомобиль или квартиру?
Беда в том, что такого доброго мытаря, который следит за вселенской справедливостью, и приглядывает за каждым гражданином, чтобы тот пользовался всеми доступными благами, в системе власти не предусмотрено.
Потому что сложная многоступенчатая система гарантий в огромной стране рассчитана на социально адаптированного обывателя. Таковы реалии не нашей отдельно взятой страны, а всего современного мира, пронизанного информационными потоками. Иначе не выжить.
И поверьте, я знаю что говорю, потому что через мой рабочий стол ежедневно проходит большой поток различных распоряжений, бумаг, инициатив, цель которых – улучшение жизни простого человека.

КОР. Владимир Николаевич, слушая вас, складывается слишком радужная картина, но боюсь, нас не поймут, например, те читатели, которые до сих пор вынуждены жить в балках, в так называемом фенольном жилье…

СЕМЁНОВ. Расселение аварийных домов – головная боль любого руководителя. Причин много, но я вижу серьезные прорехи в законах, которые регулируют отношения между застройщиком и жителями домов, подлежащих сносу. В Жилищном и Градостроительном кодексах недостаточно четко определен порядок расселения. Инвесторов это раздражает, процесс тормозится. И это только одна болевая точка из многочисленных.
И, наверное, было бы не очень эффективно и уж совершенно бесполезно для тех, кто ждет расселения, если б я, понимая в чем проблема и главное – как её решить, вдруг, вместо того, чтобы составить четкий алгоритм урегулирования – вдруг стал бы тратить время на марши под окнами Госдумы, или стал бы ходить на так называемые «прогулки» по Садовому кольцу.
Не так давно ко мне на прием пришла пожилая жительница одного из наших самых маленьких поселков со странным на первый взгляд предложением: поощрять большие семьи. Я привык, что в часы приема идут люди со своими вопросами, со своей болью, поэтому не сразу понял, что у неё за проблема, пытался уточнить, какая у этой женщины семья. Оказалось дело не в ней, она беспокоилась обо всех многодетных родителях. То есть, пришел человек с государственным мышлением, обычная пенсионерка с небольшим достатком, которая предложила ввести систему материального поощрения семьям, в которых трое и более детей. Я объяснил ей, что сегодня это одна из приоритетных задач государства – поддержка рождаемости.
Рассказал о материнском капитале, о президентской программе, о том, что делается у нас в округе, о федеральных законах. Она была очень удивлена.
Но дело не в этом, а в том, что человек мыслит в масштабах страны, что пожилая женщина ставит вопрос, в котором на первом месте интересы общества. Мы немного отвыкли за последние годы от этого, от подобных взглядов. А ведь именно у нас – на землях освоения, живут люди, которые всегда ставили общественное выше личного. Сегодня это почему-то уже выглядит в каком-то чуть ли не в комичном свете. Мы создали поколение потребителей, которое искренне удивляется тому, что когда-то было нормой.
Это вопрос воспитания, культуры, здравого смысла, если хотите.
Поэтому, возвращаясь к теме нашей беседы, я подытожу. Главный меридиан преобразований, на мой взгляд, лежит не в изменении каких-то политических принципов, а в создании здоровых отношений внутри общества. Это и есть взгляд из «глубинки», жителя небольшого района.